О галерее
Публикации
Радость изнутри.


До 17 апреля в
 KGallery (наб. Фонтанки, 24) открыта выставка с лаконичным названием «Владимир Шагин. Живопись. Графика». В экспозицию вошли более двухсот работ: около девяноста картин и порядка ста рисунков, многие из которых ранее не экспонировались. На выставке — работы из частных собраний России и США и из петербургских музеев. 

Владимир Шагин — один из художников «арефьевского круга», или Ордена Непродающихся Живописцев. Он, как и Александр Арефьев, Валентин Громов и другие, тоже учился в СХШ и тоже был исключен «за формализм». Владимир Шагин попытался все же получить художественное образование и поступил в Таврическое училище, но результат был тот же — опять исключение, опять «формализм».

Владимир Шагин — участник «газаневских» выставок, и судьба его типична для «поколения дворников и сторожей». После исключения отовсюду Шагин вспоминает еще об одном своем таланте — музыкальном, и некоторое время ездит по стране вместе с оркестром Госконцерта в качестве гитариста. Но, очевидно, любовь к тогдашнему Ленинграду (а надо сказать, что город — одна из важнейших тем в творчестве художника) перевесила, и Шагин вернулся; работал электромонтажником, грузчиком…

Взаимоотношения с режимом не ограничились невозможностью получить образование и отсутствием квалифицированной работы. В 1961-м умирает близкий друг арефьевцев поэт Роальд Мандельштам. Владимир Шагин и только что вернувшийся из тюрьмы Александр Арефьев после похорон несколько месяцев непрерывно пили и почти ничего не ели, ночевали в склепах на кладбище… В результате Шагин был арестован и с 1962 по 1968 годы находился на принудительном лечении в психиатрической больнице. Выйдя из нее, он жил в коммуналке в одной комнате вместе с матерью, перебивался случайными заработками.

Удивительно, но психушка не сломила художника и даже не сделала его творчество мрачным, наоборот — его работы очень яркие, в них много воздуха и ощущение простора. Наверное, дело в том, что художник не очень обращал внимание на внешние обстоятельства. Почему персонажи на картинах Шагина — люди без лиц? Очевидно, для него не важны были внешние приметы человека, важно внутреннее состояние, которое он прекрасно передавал пластически — достаточно всмотреться в его многочисленные парные сцены: он изучает взаимоотношения мужчины и женщины, пытаясь вывести какую-то важную формулу. Жест мужчины обычно обращен к женщине, жест женщины — внутрь себя или даже в сторону от мужчины.

Как уже сказано выше, одна из любимых тем Владимира Шагина — город. Его тянет из «города пышного» в «город бедный», где не очень казистые домики, где можно спрятаться за деревьями и заборами и жить тихо, незаметно и радостно.

К счастью, художник дожил до лучших времен: начиная с середины 1980-х много выставлялся (отчасти — благодаря своему сыну Дмитрию Шагину, который включал работы отца во все «митьковские» выставки). Он был признанным мастером, его произведения приобретались коллекционерами… правда, предложение вступить в Союз художников с гордостью отверг.

«Говорят, что у отца была трагическая жизнь, но он не делал из нее никакой трагедии, был очень жизнелюбивый, от него шла светлая положительная энергия, — так вспоминает об отце Дмитрий Шагин. — И то, что он умер на Пасху, — тоже какой-то хороший знак…»

Источник: Ежедневная он-лайн газета.
http://vecherka-spb.ru/2016/04/05/radost-iznutri/